Обо мне

Моя фотография
Туймазы, Республика Башкортостан, Russia
Городская модельная библиотека №3 МАУК "МЦБ" муниципального района Туймазинский район Республики Башкортостан. Адрес: 452753, г. Туймазы, ул. Зелёная, 4.

12 февр. 2012 г.

К 80-летию Рами Гарипова


   Одна из целей создания нашего бога - знакомить общественность с творчеством национальных поэтов и писателей. В нашем случае - башкирских и татарских. Говорят, что одним из признаков по-настоящему хороших стихов является то, что они представляют ценность не только для узкого круга любителей поэзии, — их читают, ими интересуются, их любят даже те, кто стихов обычно не читает. Замечательным примером поэта, который писал именно такие стихи, был Рами Ягафарович Гарипов. 12 февраля ему исполнилось бы 80 лет. 
(В конце сообщения есть видеоролик на башкирском языке о Р. Гарипове)





Если мне суждено дожить до весны,
Лежать на траве, в небо глядеть,
Не считай меня умершим, видящим сны,
Еще не со мною красная смерть.



И если трава покрылась росой
От горьких слез моего ручья,
Не думай, что горе мое всерьез,
Не думай, что горя не вытерпел я.



Я просто не знаю, на что весна
Моей душе, истомленной тобой,
Если она мне была суждена
Такой же, ни в чем не понятной судьбой.
                                               (Пер. А. Хусаинова)
                                    ***
Я, как пчела в саду цветущем, в поле, 

Как жемчуга искатель в глубине, 

Тружусь, веду свой поиск и все боле 

Родной язык волнует душу мне.

Сэсэна сказ и матери напевы

Для жизни он вобрал, а не для лжи.

В нем колосятся праотцов посевы,

В нем жив мой предок, правнук будет жить. 

К народам-братьям с ним прийти я вправе, 

Чтоб он звучал средь языков других. 
Кто низким вздумал бы язык наш ставить, 
Сам не высок тот в помыслах своих.
Чьим сыном без него назваться мне бы,
Чтоб общий подвиг с братьями вершить?
Есть у меня с ним и земля и небо,
Я без него — безвестный, без души.

                       ***
Поют деревья — щедро, беспричинно,

От песен их кружится голова.

Под вешними лучами, как перина,

Мягка зазеленевшая трава.

Как бубенец на шее жеребенка, 

Трель жаворонка весело дрожит.

Иль это над прогалинами звонко 

Поет курай, заброшенный в зенит?

К земле береза наклонила ветки,

Как будто косы расплела она,

И листья, как зеленые монетки,

На ней поблескивают дотемна.

И соловью в ночи никак не спится, 

И целый день, тревожа тишину, 

В березовой листве хлопочут птицы 

И величают светлую весну.

В тебе, весна, загадочная сила,

Но я бы не заметил ничего,

Когда бы песней ты не разбудила

И не согрела сердца моего.

***

Распелся нынче жаворонок рано.
Еще ледок не стаял у ворот,
Еще в снегу заречная поляна,
А жаворонок — слышите! — поет.
То с высоты срываясь заповедной,
То просверкнув над речкой голубой —
Уходит вверх, звучит бубенчик медный
И землю поднимает за собой.
И песня вешняя светло струится
С упругих крыльев, бьющихся в зенит.
... А это, может, вовсе и не птица,
А просто сердце поутру звенит.


         Попав в мир его стихов, читатель ощущает себя как в родном доме, где все близко, дорого, знакомо и где всегда можно быть таким, каков ты есть. Поэтическая речь Гарипова течет свободно, очень естественно. В то же время речь Гарипова на редкость точна, красочна, глубока и поэтична Всегда интересно оглянуться и увидеть, как начинался путь художника, где истоки того, что дало широту, мощь, глубину его творчеству. Биография поэта — в его стихах. Чтобы лучше понять поэта, надо побывать на его родине. Это давнее изречение вспоминаешь всякий раз, когда приходится посещать места, неразрывно связанные с именами великих художников.

Рами Гарипов родился и вырос на Юрюзани — в селе Аркаулово, в краю гор и лесов, березовых перелесков и журавлиных стай. На всю жизнь сохранились в душе поэта бескрайние юрюзанские просторы, вереницы плотов на реке, цветущие весной деревенские сады. «Отсюда, — вспомнит позднее Рами Ягафарович, — пошли мои первые представления о башкирской земле, как о мире, о башкирском народе — как о человеке. Именно здесь, среди милой моему сердцу башкирской природы, я ощутил необоримое стремление сделать добро людям, послужить родному искусству. Я никогда не стал бы поэтом, если бы с детства не полюбились мне шум леса, журчание родников, чудесная Юрюзань, раздольные и душевные башкирские народные песни».

Литературная судьба Рами Гарипова — судьба поколения, родившегося в начале тридцатых годов прошлого столетия. Как и многие, он мог бы сказать: «Я рос в деревне...»

 После окончания семи классов в родной деревне Гарипов поехал в Уфу, чтобы получить среднее образование в Республиканской башкирской школе-интернате № 9. Годы, проведенные здесь, стали для него решающими в определении жизненного пути. Подросток много читал, увлекался такими дисциплинами, как история, литература, география. Но на первое место вышла фантазия, — с ней поэт больше никогда не расставался. Ученический литературный кружок периодически выпускал стенгазету, в которой Гарипов принимал самое деятельное участие, публикуя первые опыты в стихах и прозе. Среди юных стихотворцев, разумеется, возникали литературные споры. «Критикуя опыты своих друзей, — вспоминал Гарипов, — я говорил, что настоящие стихи должны быть весомы, как у Бикбая, звучны, как у Бабича, искренни и задушевны, как у Саляма. Про себя я был убежден, что добьюсь такого сочетания». Как видим, перед нами — законченная эстетическая программа, говорящая о незаурядной начитанности деревенского юноши, о его художественном вкусе и о том идеале поэзии, к которому он всю жизнь стремился.

После окончания школы, в 1950 году, Рами поступил в Литературный институт имени М. Горького. Переезд в крупный город, живший напряженными литературными интересами, явился в его судьбе поворотным этапом. В ту пору Гарипов убедился в том, что в поэзии, в том числе и в лирике, не может быть чувства времени без чувства истории, никакие книжные знания не заменят художнику собственное постижение действительности. Чтобы это постижение было глубоким, писатель обязан быть не только разносторонне начитанным человеком, но и досконально знать то, что написали его предшественники. Только при этом условии есть надежда сообщить читателю нечто новое.
           В 1955 году, окончив Литературный институт, Гарипов возвращается в Уфу и включается в напряженную журналистскую работу в республиканской газете «Совет Башкортостаны».Отличной школой в этот период для Рами Гарипова оказалась работа в деревнях, связанная с выполнением заданий редакции, с записью произведений народного творчества. Поэт рассказывал: 
— Я очень часто ездил в районы республики, в том числе в самые отдаленные и глухие, жил по нескольку дней в одном колхозе, в одной избе, люди ко мне привыкали, как к своему, делились самыми сокровенными мыслями, наблюдениями, сравнениями, до которых они доходили своим практичным крестьянским умом. Мои записные книжки буквально трещали от записей, в которых были и живые рассказы со всеми особенностями народного языка, и точные бухгалтерские выкладки об урожайности, о стоимости трудодня, о доходах и убытках.
Он много ездил не только по республике, но и побывал в Прибалтике, на Кавказе и в Средней Азии, обретая новых друзей в ближних и дальних краях. Подводя итоги этим поездкам, восхищаясь пейзажами в ранее незнакомых землях, Гарипов говорил:
           — Я принял в сердце всю их своеобразную красоту. Эта красота обогатила меня, но не затмила милой сердцу прелести родных мне мест Башкортостана. Я всегда с благодарностью буду вспоминать часы и дни праздничных встреч с друзьями на берегах Балтийского моря или у снежных вершин Кавказа, но обдумывать пережитое приду на берег Юрюзани. Чтобы проверить себя, чтобы собраться с мыслями, мне всегда было нужно побродить по березовым опушкам, посидеть с косарями у догорающего костра, послушать доносящиеся издалека звуки курая.
Рами Ягафарович был увлекательным и темпераментным собеседником. Стихотворные экспромты, шутки, поэтические афоризмы, строфы и строки так и слетали с его уст. Поэт знал наизусть сотни своих и чужих стихов. Особенно много хранил он в памяти частушек, припевок, народных присказок, поговорок, пословиц, загадок. Беседовать с ним было высоким наслаждением. Он был отличным знатоком классической и современной поэзии. Всегда у него был свой собственный и оригинальный взгляд на явления литературной жизни. В разговоре он часто подчеркивал, что высоко ценит в людях мастеровитость, умение быть мастером, умелым работником.
          Рами Гарипов отмечал: «Ценность поэта всегда определяется его собственным «лицом», его словом — единственным и неповторимым. Не устаю везде и всюду повторять, что наши стихи и песни должны быть красивыми, чтобы они носили ту одежду, которую любит народ, пили бы из одного источника и делили хлеб-соль с тружеником-народом, чтобы они помогали утомленному и поднимали сердце на подвиг, заливались бы вместе с соловьями и радовали человека в труде». 
Рами Гарипов не уставал призывать литературную молодежь к овладению культурой:
          — Человек на длительном историческом пути создал такие удивительные искусства, как музыка, поэзия, живопись, ваяние, повествующие своим языком о многообразии окружающего нас мира. Но только книга выражает человека полностью. Она воспроизводит человека всего — от мельчайших и тончайших душевных движений до его вселенских деяний. Книга, как любой продукт человеческой деятельности, создается в расчете на определенное действие. Значение книги мерится количеством работы, которое она может произвести в умах человечества для его дальнейшего прогресса. Желательно, чтобы каждая книга была пусть маленьким, но событием в культуре. Ведь новая книга — это новый взгляд в будущее.

Гарипов блестяще перевел на башкирский язык произведения Рудаки, Омара Хайяма, Гейне, Байрона, Шелли, Пушкина, Лермонтова, Блока, Гамзатова и др. Опыт его показывает, что признание приходит к художнику тогда, когда его искусство народно, национально, проникнуто гуманизмом, реалистично, когда оно впитывает в себя богатейший опыт современности, твердо и уверенно опирается на традиции, помнит о неразрывной связи времен и культур разных народов.
К сожалению, творческий и жизненный путь Гарипова оказался довольно коротким. Он не успел завершить всего того, что обещал его талант. Много обещала эта прекрасная личность, и, может быть, многого мы с ней лишились. «Уже наступило было столь желанное для творчества внутреннее равновесие, увенчивающее зрелость, и поэта не стало. Разорвался в вышине огненный бубенец — сердце поэта», — писал Мустай Карим.
Книги лауреата Государственной премии имени Салавата Юлаева, народного поэта Башкортостана Рами Ягафаровича Гарипова помогают нам серьезнее смотреть на жизнь. В них, как в зеркале, мы видим страну башкир, ее вчерашний и нынешний день, дедов и отцов. Думается, что у поэзии Гарипова впереди большая жизнь. Жизнь среди новых поколений, полная забот и волнений о настоящем и грядущем.



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...